Автор «Настольной книги коллекционера»: «За последние 15 лет частные коллекции заметно улучшились»

Искусствовед и юрист Мэри Розелл — о хороших и плохих коллекциях и о том, почему коллекцию лучше собирать одному

При поддержке мецената и коллекционера Ульви Касимова, владельца домена .art, в издательстве «Альпина Паблишер» в свет вышла «Настольная книга коллекционера» Мэри Розелл. Во время презентации книги, которая прошла в МАММ, Мэри рассказала Forbes Life, чем отличаются частные коллекционеры от государственных и почему вопрос наследия коллекции — один из самых спорных и болезненных.

Мэри Розелл — искусствовед, юрист, куратор корпоративной коллекции банка UBS, основного партнера ярмарки современного искусства Art Basel. «Настольная книга коллекционера» — настоящий справочник по созданию и управлению коллекцией, где собраны советы ведущих экспертов арт-отрасли.

— Мэри, ваша книга — это пособие для начинающих коллекционеров?

— Когда в институте культуры Sotheby’s я читала курс о коллекционировании предметов искусства и о том, как правильно собрать и презентовать свою коллекцию, выяснилось, что нет никакого учебного пособия. Мне пришлось перелопатить горы в интернете, чтобы построить курс занятий. Потом я поняла, что всю эту информацию нужно собрать и поместить на один ресурс. Так и пришла идея написать книгу.

Эта книга о круговороте жизни коллекции. От самого начала создания коллекции и изучения рынка до презентации собрания и ответа на вопрос «А что же дальше?»

Мне было важно ответить самой себе на вопрос: «Кто это будет читать? Те, кто давно работает в этой сфере, или новички, те, кто только подумывает о коллекционировании?» Так получилась книга и для тех, и для других. Она может стать учебником для начинающих, может стать и справочником для тех, у кого уже есть опыт в коллекционировании.

— На примере каких коллекций построена книга?

— Я привела в пример множество коллекций. Над составлением некоторых из них работала я сама, какие-то отслеживала в течение нескольких лет. Например, частная коллекция Хоффманн в Берлине или коллекция Маргулиес в Майами.
Но большинство собраний представлены анонимно, — так устроен мир коллекционеров.

Из «Настольной книги коллекционера»: «Берлинцы Эрика и Рольф Хоффманн превратили бывшую фабрику по производству швейных машин в выставочных зал, открытый для публики, в котором они с 1997 г. экспонируют произведения из своей коллекции современного искусства. Сегодня здание в берлинском районе Митте, где живут и работают супруги Хоффманн и где выставляется их собрание, превратилась в один из наиболее динамичных арт -фокусов мира»

— А чем отличается частный коллекционер от государственного?

— Частный коллекционер свободнее, чем государственный. Все-таки коллекционирование — процесс, тесно связанный с внутренними переживаниями, мыслями. Личное собрание всегда основывается на собственных интересах, а главное его преимущество —свобода в выборе, в своих действиях, в поиске шедевров. Это абсолютно другой подход!

— Как достичь доверия частных коллекционеров к государству?

— В США власти особо не уделяют много внимания коллекционерам, будь то частные или государственные. Но государство склонно подозревать коллекционеров в неуплате налогов, по этой причине частные коллекции не имеют особых преимуществ.

— Как частные коллекционеры влияют на развитие искусства?

— За последние 15 лет частные коллекции заметно улучшились и несомненно привлекают к себе внимание. Коллекционеры становятся все более влиятельными фигурами современного искусства. Большинство собраний создавались с целью показать, насколько коллекционер богат. Приятно, что те, кто, владеют лучшими произведениями, настоящими шедеврами, соглашаются их показывать широкой публике.

— Чтобы быть успешным коллекционером, обязательно ли любить искусство?

— На мой взгляд — да. Я думаю, что именно любовь формирует прекрасные коллекции. Но я не считаю, что коллекция — это история о деньгах. Но есть еще инвестирование в арт-рынок.

Из «Настольной книги коллекционера»: «Все больше коллекционеров выходят на арт- рынок с целью инвестирования средств. Одни из них — спекулянты, заинтересованные исключительно в извлечении прибыли, и они не всегда обладают глубоким пониманием рынка. Другие —искушенные собиратели и профессионалы в области искусства, у которых имеется опыт именно в этой сфере и знание того, как распознать возможность получения дохода и не упустить ее.»

— Есть ли удачные и неудачные коллекции?

— Есть множество коллекций, которые не так уж хороши. Например, ты видишь, вся коллекция отражает вкусы трех галеристов, которые и занимались формированием коллекции и повлияли на нее больше, чем сам коллекционер.

— Заканчивается ли коллекция в момент смерти ее собирателя?

— Это зависит от самого коллекционера. По моему опыту — это одна из самых главных проблем коллекций. Коллекционер зачастую не задумывается об этом. Он увлечен собирательством, наслаждается им. Но человек, который может и умеет тщательно планировать, должен подумать и о своем наследии. Это крайне тяжелая работа, но ее никто не сделает вместо самого коллекционера. Некоторые коллекционеры считают, что должны насладиться поисками и покупками новых работ, пока живы, а другие задумываются, что их собрание будет значит для детей и других поколений.

Из «Настольной книги коллекционера»: «Коллекционирование — это глубоко индивидуальное, личное дело, и дети часто не разделяют вкусов своих родителей и их страсти к искусству. Или их могут интересовать несколько произведений выборочно, но не вся коллекция»

— Правда ли, что частная коллекция созданная одним человеком всегда лучше, чем составленная парой, тем более корпорацией или коллективом научных работников музея?

— Лучшие коллекции, которые я когда-либо видела, были собраны одним очень сильным коллекционером в тесном сотрудничестве с профессиональным искусствоведом. Для создания действительно интересной коллекции требуется особый взгляд. А когда собрание создается группой, то выходит так, что во время работы все хотят остаться довольными и счастливыми — и в этот момент велик шанс что-то да испортить, упустить.

Даже когда над коллекцией работает пара, муж и жена — им приходится идти на компромиссы друг с другом. Иногда они покупают то, что любят оба, а иногда муж и жена решают этот вопрос самостоятельно.

— Какие материальные блага и выгоды дает частное собрание своему собирателю?
Коллекционеры покупают что-то, чем можно наслаждаться. С материальной стороны этот экспонат становится настоящей ценностью.

Из «Настольной книги коллекционера»: «Объем финансовых операций с произведениями искусства заметно вырос. Сегодня эта область глубже структурирована, внутренние процессы намного лучше отложены, а к процессу подключаются все новые игроки: от частных банков до аукционных домов. В целом этот бизнес на сегодняшний день оценивается приблизительно в $7 млрд.»