«Бизнес с шестью нулями»: сын миллиардера Фридмана занялся жвачкой Love Is и постпохмельным напитком

Единственный сын миллиардера Михаила Фридмана, 19-летний Александр занялся поставками жвачки Love Is… и средства от похмелья Morning Care в магазины сетей X5 Retail Group и «Магнит». По словам Фридмана-младшего, отец не принимал участия в бизнесе, однако его связи помогли

Единственный сын миллиардера Михаила Фридмана, основного владельца «Альфа-Групп» и LetterOne, вместе с партнерами зарегистрировал компанию «Эсэф Девелопмент», которая занимается оптовыми поставками продуктов. Согласно данным СПАРК, компания была зарегистрирована в начале августа. В ней 36% принадлежат Александру Михайловичу Ожельскому (Ожельская — фамилия гражданской жены Михаила Фридмана, матери Александра). У Александра Фридмана в «Эсэф Девелопмент» четыре партнера — Сергей Бурдаев, Александр Плотников, Юрий Стихарев и Владислав Шачнев (у них по 16% в компании). Согласно регистрационным данным, основной вид деятельности компании — оптовая торговля напитками.

Сейчас компания поставляет торговым сетям популярную в 1990-е годы турецкую жевательную резинку Love Is… и южнокорейское средство от похмелья Morning Care, рассказал Forbes бизнесмен. Жвачка присутствует в 15 000 торговых точек X5 Retail Group (основной владелец – «Альфа-групп», компания управляет сетями «Пятерочка», «Перекресток» и «Карусель»), а также во всех гипермаркетах сети «Магнит», говорит Фридман (на 30 сентября у сети, согласно квартальной отчетности, было 467 магазинов в формате гипермаркета. — Forbes).

Напиток Morning Care на рынке с 2015 года и был представлен только в 357 «Перекрестках». По словам Фридмана, его компания добилась снижения закупочной цены и увеличит охват до 550 «Перекрестков» и 580 «Пятерочек». «Принцип простой — ниже цена для сети, больше охват для производителя», — объясняет бизнесмен. Поставки напитка начнутся в январе, соответствующий договор с сетями уже есть, ведется корректировка этикетки, уточняет бизнесмен.

В X5 Retail Group и «Магните» подтвердили сотрудничество с «Эсэф девелопмент», но от более подробных комментариев отказались.

Фридман-младший отмечает, что его отец «в бизнесе не принимал никакого участия». «Сами нашли продукт, сами его запустили», — подчеркивает он. Впрочем, бизнесмен признает, что связи в торговых сетях, которые он получил от отца, помогли. «Сначала даже не хотел ему рассказывать, не знал, как отнесется к такому «джентльменскому» набору – кальяны (другой бизнес Фридмана-младшего. — Forbes), жвачки, постпохмельный напиток», — признается предприниматель.

По словам Фридмана-младшего, «Эсэф девелопмент» «помогает новым производителям попасть на полку, а существующим — увеличить охват их продукции в торговых сетях», а также занимается «улаживанием корпоративных конфликтов между производителями и торговыми сетями», говорит бизнесмен. «Эсэф девелопмент» работает с производителями по двум моделями — по агентскому договору (в таком случае компания получает процент от оборота) либо как полноценный дистрибьютор. И с Love Is…, и с Morning Care «Эсэф Девеломпент» работает по второй модели, говорит Фридман. По агентскому договору компания собрала «небольшой пул клиентов», кого именно — Фридман пока не раскрывает.

Импортер напитка Morning Care, компания «Фармасинтез», не ответила на запрос Forbes. Forbes направил запрос в компанию Mondelez (компании принадлежит турецкая Kent Gida, производитель Love Is…). По телефону, указанному в контактной информации импортера жвачки, ООО «Сигам» (Воронежская область), никто не ответил.

В дальнейшем, по словам Фридмана, его компания планирует импортировать консервированный тунец — для этого планируется наладить сотрудничество с одной из филиппинских компаний. «Потребление тунца растет на 15% ежегодно из-за полезных качеств продукта и популяризации здорового образа жизни», — отмечает предприниматель.

«Эсэф» в названии компании расшифровывается как SixFigures, говорит Фридман. Six figures — это английское сленговое обозначение суммы с шестью нулями. Целью компании было за год заработать миллион долларов, объясняет Фридман.

редакция рекомендует
Лишенный наследства. История сына миллиардера Михаила Фридмана
«Мне прививали чувство голода»: как миллиардер Михаил Фридман воспитывает сына

Управлением компанией занимаются он сам, Владислав Шачнев и Сергей Бурдаев. Фридман общается с сетями и поставщиками, Шачнев отвечает за финансы, юридическое сопровождение и бухгалтерию, а Бурдаев — за маркетинг продуктов и HR. Шачнев владеет франшизой Bantino Proviani, которая занимается продажей шоколадных фонтанов на различные мероприятия, а Бурдаев «имеет небольшую долю в виноторговой компании Aquilon Luxe GmbH, специализирующейся на дорогом вине», рассказывает Фридман. «Очень умные и перспективные ребята. Надеюсь, сможем сохранить эффективный тандем с приходом больших денег», — говорит о партнерах Фридман.

Вход в сети обычно долгий и нудный процесс, для независимого игрока он занимает от 4 до 8 месяцев, отмечает управляющий партнер компании Management Development Group Inc. Дмитрий Потапенко, который в нулевые годы был управляющим сбытовой сети «Пятерочки» в Москве и области. Вход в сети — затратный и долгий по времени процесс, подтверждает директор Prosperity Capital Management Алексей Кривошапко: крупные торговые сети пересматривают свой ассортимент продукции, как правило, не чаще одного раза в год. Впрочем, если речь идет об интересном продукте, который нужен потребителям, проблем с входом в сеть у независимых игроков не возникает.

В мае Фридман-младший рассказывал, что учредил вместе с друзьями компанию AFF Hookah, которая поставляет паровые коктейли в рестораны Sixty и «Тетя Мотя». «Нужно понимать, что это не единственное, чем я занимаюсь: у меня еще есть методы зарабатывания денег», — отмечал он.

На встрече Forbes Club в мае 2016 года Михаил Фридман говорил, что не планирует оставлять детям наследство, а свое состояние хочет направить на благотворительные нужды. «Мне кажется, что отдать ребенку или молодому человеку серьезную сумму денег — это во многом риск сломать ему жизнь, — объяснял миллиардер. — Меня точно не баловали, воспитывали очень скромно, не давали никогда никаких денег. Мне прививали чувство голода, откуда шло стремление чем-то заниматься, стараться самому что-то сделать, заработать. У отца ко мне было одно требование — это учеба, все остальное для него было не так важно», — рассказывал Александр Фридман об отношениях с отцом.