Как кражи картин из музеев влияют на арт-рынок

Forbes Life вспомнил самые знаменитые музейные кражи — от «Моны Лизы» Леонардо да Винчи до «Крика» Эдварда Мунка, и проанализировал, как воровство картин меняет цену полотен

В воскресенье в Инженерном корпусе Третьяковской галереи мужчина пришел на выставку Архипа Куинджи, снял со стены «Ай-Петри. Крым», удалил раму, положил картину в пакет и уехал на Mercedes. Через сутки работу вернули в Третьяковку, похитителя задержали.

Сейчас средняя цена на Куинджи — около $200 000. Мировой рекорд был установлен в 2008 году на Sotheby’s, когда «Березовая роща» ушла с молотка за $3 млн.

Практика показывает: коллекционеры и арт-дилеры редко когда готовы иметь дело с ворами. Заполучив криминальным способом полотно своей мечты, новый владелец не сможет предоставить его на выставку или перепродать официально, поэтому цены на черном рынке даже на шедевры в 10-20 раз ниже. С похитителями картин, как с шантажистами, переговоры не ведут. Воровство картин музейного уровня лишает работы публичности, как и лишает зрителей возможности увидеть оригинал, а не репродукцию.

И тем не менее, воровство музейных ценностей иногда идет и картинам, и художникам на пользу.

admin