Министр финансов царя-освободителя

Борис Кустодиев «Чтение манифеста» (Освобождение крестьян), 1907 г.

Преобразование и развитие
Самой важной задачей нового министра стала выкупная операция. Правительство ссужало крестьянам на приобретение земли определенную сумму с рассрочкой уплаты на продолжительный срок. Без успешной реализации выкупной операции освободительная реформа Александра II утрачивала свой смысл.

Крестьянская реформа была лишь частью преобразований в хозяйственной жизни страны. Осознание невозможности улучшения финансово-экономического положения при сохранении крепостного права подталкивало к практическим мерам по скорейшему разрешению вопросов финансирования реформы. Вместе с тем, одной из непреодоленных проблем в ходе выкупной операции стала некоторая узость взглядов, которая обусловила выбор преимущественно фискальных методов для ее реализации. В этой связи медленный ход реформы исключил возможность использовать ее результаты для индустриализации страны. Кроме того, со временем обнаружилось болезненное сначала для крестьянства, а затем и для экономики государства несоответствие сумм откупных платежей уровню доходов крестьян. Это привело к росту недоимок, что тоже сказывалось на эффективности реформы и росте экономики в целом.

Здание Государственного Банка, Москва

Для восстановления равновесия государственного бюджета Рейтерн приступил к реализации плана ревальвационного преобразования денежной системы с восстановлением курса рубля и его разменом на золото. Для стимулирования денежной реформы в стране начала создаваться сеть кредитных учреждений. Государственный банк, образованный в 1861 г., должен был возглавить эту сеть. В 1863 г. открылось Санкт-Петербургское общество взаимного кредита, а годом позже организован Петербургский частный акционерный коммерческий банк, с которого и начиналось распространение коммерческих, земельных, городских общественных банков и сберегательных касс. И хотя попытки провести денежную реформу не принесли ожидаемого результата, в стране начала работать новая система оборота заемных средств, основанная не на исторически известном ростовщичестве, а на системе кредитования.

Очевидно, что внедрение новых форм хозяйствования шло не всегда гладко. Так, развитие коммерческих банков, железнодорожных концессий в скором времени привело к росту злоупотреблений и не всегда честной биржевой игре. Для урегулирования ответственности банков по своим обязательствам и борьбы со злоупотреблениями в 1872 г. были приняты правила об учреждении новых акционерных банков. Правда, это не спасло от разорения один из крупнейших банков того времени — Московский коммерческий ссудный банк. Его крах в 1875 г. стал одной из причин нестабильности на денежном рынке и кризиса доверия к банкам.

В связи с тем, что при строительстве железных дорог недостаток отечественного капитала зачастую восполнялся привлечением иностранного капитала, концессии были опасны тем, что российские железные дороги могли оказаться под контролем иностранных монополистов. Поэтому в 1874 г. появились правила о железнодорожных концессиях, которые должны были противостоять образованию монополий. В этой связи показательны сухие цифры, отражающие результаты железнодорожного строительства в империи: в 1861–1870 гг. казна потратила на железнодорожное строительство неслыханную сумму — 2,5 млрд руб., но даже к 1890 г. в собственности казны находилось менее трети всех железных дорог.

Успехи и просчеты министра
Большое значение в оздоровлении экономики страны Рейтерн придавал оживлению внешней торговли. В качестве первоочередной задачи в установлении стабильно положительного внешнеторгового баланса он видел либерализацию тарифной политики. В первый же год его управления было принято решение об отмене почти всех ввозных пошлин, которое было воплощено в жизнь в 1863 г. Потери казначейства от отмены за этот год составили более 1,2 млн руб. Поначалу эффект от активизации внешней торговли покрывал казначейские потери от отмены ввозных пошлин.
Однако со временем стало ясно, что «охранительная» (протекционистская) тарифная политика была оправдана разницей в уровне промышленного развития России и ее основных торговых партнеров — европейских стран. Так, несмотря на последовавшее за либерализацией режима внешней торговли относительно быстрое развитие отечественной промышленности, большая часть сырья и топлива импортировалась. Это приводило в конечном итоге не к развитию отечественного производства, а к росту импорта и снижению темпов роста государственных доходов от внешней торговли.

На фоне некоторых неудачных решений безусловным успехом Рейтерна можно признать внедрение революционного для российской финансовой системы тех лет принципа транспарентности. Впервые в истории отечественных государственных финансов начали внедряться принципы открытости и подотчетности распорядителей бюджетных средств. С принятием правил о сметном финансировании министерств и иных органов власти упорядоченность государственных финансов приобрела новое качество. Впервые стала публиковаться для всеобщего обозрения роспись расходов, а ведомственные расходы начали сокращаться. Эта оптимизация достигалась в первую очередь за счет снижения так называемых сверхштатных расходов (во время управления министерством Рейтерном сверхштатные расходы сократились с 35 млн до 15 млн руб., а затем и до 9 млн).

Санкт-Петербург с высоты птичьего полета, гравюра

Государственная роспись впервые получила нормативное закрепление. В статье 1 Правил о составлении, рассмотрении, утверждении и исполнении государственной росписи и финансовых смет министерств и главных управлений, высочайше утвержденных императором Александром II 22 мая (4 июня) 1862 г., значилось: «Государственная роспись есть исчисление: а) всех предстоящих по государству расходов; б) источников к их удовлетворению. Государственная роспись составляется из частных финансовых смет министерств и главных управлений».

Правила стали правовым инструментом прямого действия. Статьей 19 правил было установлено, что «министр финансов старается об установлении соразмерности доходов с расходами. Если соразмерность сия может быть, по его мнению, достигнута сокращением расходных смет, то министр финансов составляет особое соображение о тех статьях расходных смет, кои, по его мнению, могут быть сокращены или исполнение коих может быть отложено».

Таким образом, устанавливалось единоначалие министерства финансов в вопросе о выделении государственных средств на расходы всех министерств. Такое положение было внове в системе российской власти. Оно ставило министра финансов на небывалую до того высоту: принятие решений о финансировании каждого органа власти становилось теперь прямой и непростой обязанностью министра финансов.

Сокращение сметных расходов министерств было только первым шагом оптимизации системы госфинансов. Следующим важнейшим по значимости этапом стало создание контрольных учреждений на местах, которые должны были стать проводниками политики «единства кассы», то есть установления единых правил осуществления государственных расходов и организации контроля за ними. Временное положение о местных контрольных учреждениях было утверждено 3 (16) января 1866 г. В соответствии со статьей 3 положения «…каждое контрольное учреждение поверяет обороты той губернии, в которой находится». Важной особенностью системы контрольных учреждений была их вертикально интегрированная организация. В соответствии со статьей 12 положения «контрольные палаты во всех своих действиях подчиняются государственному контролеру».

Закат карьеры
Карьера министра финансов Рейтерна, неизменно пользовавшегося доверием императора Александра II, стала склоняться к закату с приближением очередной турецкой войны. Последовательный противник войны, Рейтерн пытался убедить императора в необходимости проявить заботу о государственных финансах и не допускать непредвиденных расходов, которые с началом войны стали бы неизбежны и приобрели лавинообразный характер. Но император был непреклонен: освобождение Балкан и отдаление турецкой угрозы от границ России он считал обязательным условием для дальнейшего развития империи. С объявлением войны в апреле 1877 г. Рейтерн подал императору прошение об отставке. В удовлетворении прошения ему было отказано.

Оставшись на должности «из чувства долга», Рейтерн предпринял все возможные меры к организации бесперебойного финансового обеспечения армии. Расходы на подготовку и ведение войны в 1876–1878 гг. составили 888 млн руб. Большая часть этих расходов была покрыта благодаря решению Рейтерна взимать таможенные пошлины золотом, что было равносильно их повышению на четверть или даже на треть. Также благодаря неурожаю зерновых в Европе в 1877 г. экспорт зерна принес российской казне дополнительные доходы более чем на 160 млн руб.

Относительно благополучное в финансовом отношении окончание Турецкой войны можно было воспринимать как тактическую победу Рейтерна на экономическом фронте. Однако стратегической победы в виде кардинальной перестройки структуры государственных доходов и расходов и установления последовательного курса на укрепление экономики ему достичь не удалось. В 1878 г., немногим менее чем через полгода после заключения Сан-Стефанского мира с Портой, император Александр II принял отставку Михаила Христофоровича Рейтерна. После отставки с поста министра финансов Рейтерн продолжал длительное время участвовать в политической жизни: он оставался членом Государственного совета.

Несмотря на некоторую противоречивость оценок результатов деятельности Рейтерна как министра, его современники оставили вполне единодушные характеристики. Рейтерн был исключительно скромен в быту, не выезжал на светские приемы, не давал обедов, продал роскошный министерский дом на Дворцовой набережной и поселился в казенной квартире в здании министерства финансов. Рейтерн прожил всю жизнь холостым, но его дом всегда был гостеприимно открыт для его братьев, сестер и их детей. Правда, несмотря на гостеприимство и радушие, он оставался всегда верен однажды заведенному распорядку дня и соблюдал его неукоснительно все годы своего управления министерством.

Блестящий управленец своей эпохи, один из самых успешных чиновников, один из лучших министров финансов Российской империи, Рейтерн так и не смог создать устойчивую и развитую экономику, основанную на постоянном промышленном росте, но смог добиться значимых результатов в стабилизации финансов и не допустить экономического спада. Интересная деталь: своему преемнику на посту министра С. А. Грейгу Рейтерн вручил «Финансовое духовное завещание», в котором предлагал не стремиться к ускорению темпов роста промышленного производства и железнодорожного строительства, но сосредоточиться на закреплении достигнутых позиций.

Неудавшиеся начинания Михаила Христофоровича суждено было воплотить его преемникам. Так, задуманную, но не осуществленную Рейтерном денежную реформу с установлением золотого стандарта провел уже в условиях своего времени его идеологический последователь — будущий министр финансов Российской империи Витте.
Источник

admin