Панда в аренду. Новинки нон-фикшна

Какой бизнес грозит уничтожением некоторых видов животных и сколько стоит баррель человеческой крови?

Все панды мира, даже в заграничных зоопарках, принадлежат Китаю. Стоимость аренды составляет $1 млн в год. В случае рождения потомства аренда увеличивается соответственно, а через три года молодняк всегда отзывают в Поднебесную. Возможно, принимать присягу, но скорее всего — для пополнения пула дипломатических инструментов, ибо эти симпатичные монохромные звери входят в арсенал «мягкой силы» КНР. Так, в 2010-м после встречи Обамы и Далай-ламы двух детенышей, родившихся в США, немедленно вывезли в Пекин.

Но панды единственные, кому с Китаем повезло. Судьбы многих животных в руках Востока: если не дай бог они упомянуты в старинных манускриптах китайской традиционной медицины, то, где бы они ни жили, рано или поздно за ними придут и сделают больно. Вьетнам и КНР — самые главные адресаты исчезновения огромного числа экзотических зверей и птиц, хотя Пабло Эскобаром незаконной торговли ресурсами дикой природы является лаосец Кеосаванг.

Более 50 слонов в день убивается ради бивней и примерно по три носорога из-за рогов. Последних не спасает даже то, что рог, будучи во всем подобным обычным ногтям (в том числе с точки зрения медицинской полезности), отрастает, и в принципе носорогов можно содержать на ферме. Стоимость фунта легально добытого рога составляет $2000 в ЮАР, а за 18 месяцев можно «настричь» до 130 фунтов с особи. Возобновляется и желчь в желчном пузыре медведей, которых многие в Юго-Восточной Азии содержат у себя на задних дворах и «доят»: 100 мл стоят $120, а если требуется крупная сумма, то японцы платят до $15 000 за весь пузырь целиком (животное выживает). Браконьеры вырезают их даже у российских мишек. Самое печальное, что в медицинских целях используется лишь 20% добываемой жидкости. Остальную китайские маркетологи используют в шампунях, масках для лица и зубной пасте.

В отношении исключительно доверчивых и симпатичных панголинов проводится геноцид планетарного масштаба из-за их мяса и чешуи. В контактных зоопарках Таиланда можно умиляться тигрятам, которых кормят свиноматки. Фокус, однако, в том, что их отлучили от матери, чтобы она быстрее была готова к новой беременности. Через три года молодых тигров отправят в рестораны Китая, где их не только едят, но и делают из них «вино». Такова текущая ситуация. При этом книга даже не касается оборота животных для цирков и зоопарков.

Rachel Love Nuwer. Poached: Inside the Dark World of Wildlife Trafficking.

Da Capo Press, 2018

Смерть после смерти

Причины смерти многих известных людей долго оставались предметом споров и спекуляций, лишь относительно недавно медицине стало под силу приподнять полог тайны над особо интригующими случаями. Авторы блога по истории медицины не только дают новый (или уточняют старый) диагноз, но и рассказывают, как бы сейчас действовали врачи и какие шансы были бы, например, у Александра I в таганрогской больнице. Диагнозы ставят поэтам и писателям — Пушкину, Гоголю, Чехову, Маяковскому, Булгакову, По и др. «Консилиум над мертвым автором «Ворона» постановил: Эдгара По сгубил не алкоголь, а болезнь, от которой нет лечения и сейчас, — бешенство». А изучив дуэль Пушкина с точки зрения врачей, вы станете куда полезнее при оказании помощи жертвам ДТП (спойлер: просто вызовите скорую и помогите пострадавшему ее дождаться).

Алексей Паевский, Анна Хоружая. Смерть замечательных людей.

Пятый Рим, 2018

Все в суд

Уже несколько лет на радио «Эхо Москвы» выходит передача «Не так», где увлекательно рассказывается о громких судебных процессах прошлого, от Междуречья до середины 1990-х. В это трудно поверить, но даже древнейшие источники сохранили немало животрепещущих подробностей судебных тяжб. Так, по папирусам вполне реалистично восстанавливаются следствие и суд над участниками убийства фараона Рамзеса III, закончившиеся приговором и «Кричащей мумией». А как наказали Дантеса за убийство Пушкина на дуэли? Или чем закончился иск Матильды Кшесинской к большевикам о возврате принадлежащего ей особняка? Впрочем, даже суды над простолюдинами — нашими и европейскими — могут рассказать больше о той жизни и тех людях, чем страницы учебников с датами, фамилиями и местами сражений. Теперь про дела давно минувших лет можно прочесть в одной книге.

Алексей Кузнецов. Суд идет. О судебных процессах прошлого. От античности до новейшей истории.

Эксмо, 2018

Бизнес на крови

Баррель человеческой крови почти в полторы тысячи раз дороже барреля нефти. В отличие от запрещенной торговли органами торговля кровью процветает. Известно об этом бизнесе не так много, но британская журналистка Роуз Джордж проливает на него свет, делясь деловыми подробностями и научными фактами. Кстати, британскую кровь за границей не любят из-за памятной эпидемии коровьего бешенства, вызывавшей болезнь Крейтцфельдта — Якоба. Книга не ограничивается торговлей донорской кровью и касается смежных бизнесов. Например, неожиданно закрытого (и непомерно прибыльного) рынка женских гигиенических средств, призванных с кровью ежемесячно бороться. Его объем оценивается в $23 млрд, и стартапов, желающих подрезать «крылышки» транснациональным гигантам, не убавляется.

Rose George. Nine Pints: A Journey Through the Money, Medicine, and Mysteries of Blood.

Metropolitan Books, 2018