Режим ожидания: когда грянут новые санкции против России

Как ни парадоксально, появление хоть какой-то определенности по новым санкциям могло бы вернуть часть иностранных инвесторов на российский рынок и поддержать рубль. Ведь российская экономика уже продемонстрировала свою способность быстро адаптироваться к санкционным шокам

Во второй половине ноября у участников рынка возникло ощущение, что санкционные риски несколько снизились. Появились сообщения о вероятном переносе сроков введения санкций США против России на 2019 год. Это стало локальным источником оптимизма на российском финансовом рынке: курс рубля вернулся к отметке 65,5 рубля к доллару и 74,5 рубля — к евро. Однако позитивный тренд оказался весьма непродолжительным и был прерван эскалацией напряженности в отношениях между Россией и Украиной. Инцидент в Керченском проливе вернул на рынок опасения касательно новых раундов санкций.

Но были ли реальные основания для оптимизма до развития ситуации с Украиной? На тот момент в Конгрессе США застопорилось рассмотрение законопроекта о защите американской безопасности от агрессии Кремля (DASKAA). В этом документе предлагаются дополнительные санкции в отношении России (например, ограничения на долларовые операции российских госбанков и запрет на покупку новых выпусков госдолга) в ответ на предполагаемое вмешательство властей страны в президентские выборы в США.

Актуальность этого законопроекта несколько снизилась, так как по итогам промежуточных выборов в Конгресс США, прошедших 6 ноября, в адрес России пока не было выдвинуто новых обвинений во вмешательстве. Тем не менее законопроект пока рано сбрасывать со счетов. Получившие большинство в нижней палате Конгресса демократы начнут свою работу в 2019 году. Весьма вероятно, что они будут поддерживать более активное расследование дела о предполагаемом вмешательстве России в президентские выборы. Тогда обсуждение законопроекта DASKAA может возобновиться. Этого будет вполне достаточно для обострения нервозности на российском финансовом рынке.

Российские инвесторы также ожидали второго раунда санкций по делу Скрипалей в конце ноября (через 90 дней после первого раунда ограничительных мер, вступивших в силу 27 августа). В качестве возможных санкций рассматриваются ограничения на экспортно-импортные операции между Россией и США и финансирование российского государства американскими банками, на воздушное сообщение, а также снижение уровня дипломатических отношений.

В отличие от законопроекта DASKAA в этом случае речь идет о применении уже существующего закона от 1991 года, который не требует продолжительных процедур одобрения. В документе четко прописаны конкретные шаги в процессе введения санкций, и отклониться от них не так уж и просто.

Однако в последнюю неделю ноября второй раунд санкций по делу Скрипалей так не вступил в силу, хотя американская сторона подтвердила, что Россия не выполнила требования, которые могли бы предотвратить введение новых ограничений. Дело в том, что по закону их вступлению в силу должны предшествовать консультации президента США с Конгрессом. Сроки завершения таких переговоров в документе не указаны.

Таким образом, сейчас пока не ясно, когда второй пакет санкций вступит в силу. Опыт применения закона 1991 года в отношении других стран довольно противоречив. Если санкции против Сирии в 2013 году были применены в точном соответствии с графиком, установленным законом, то в отношении Северной Кореи первый раунд санкций вступил в силу в марте 2018 года, а второго раунда так и не последовало.

Санкции по делу Скрипалей: когда ждать второго этапа?

Российский рынок завершает 2018 год в условиях высокой неопределенности и продолжает чутко реагировать на любые новости по санкциям. С начала октября было уже 3 эпизода быстрого ослабления рубля на 2-3,5% за 1-2 торговых дня в ответ на новую информацию об ограничительных мерах. Подобный режим торгов с краткосрочными, но быстрыми эпизодами ослабления российской валюты, вероятно, сохранится.

Жесткий сценарий находящихся на рассмотрении санкций, скорее всего, не реализуется, потому что он может иметь заметные негативные эффекты для американской и европейской экономики. Развитие событий по мягкому сценарию также маловероятно, поскольку такие санкции будут неэффективными. В результате решение по санкциям откладывается властями США снова и снова, а неопределенность относительно будущих ограничений сохраняет рубль недооцененным.

Как ни парадоксально, появление хоть какой-то определенности по санкциям могло бы вернуть часть иностранных инвесторов на российский финансовый рынок и поддержать рубль, так как российская экономика уже продемонстрировала свою способность быстро адаптироваться к санкционным шокам. В отсутствие конкретики по теме санкций курс рубля вряд ли сможет укрепиться больше, чем до 65 рублей к доллару и до 74 рублей — к евро.