Стиглиц: Трампу удалось захватить ФРС?

Москва, 7 ноября — «Вести.Экономика» Одно из важных полномочий любого президента США – назначать руководство множества ведомств, которые отвечают за соблюдение законов и норм регулирования в стране.

Во многих случаях они управляют экономикой. В этом смысле, наверное, нет более важного института, чем Федеральная резервная система (ФРС).

Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц в своей статье на Project Syndicate пишет, что Дональд Трамп, пользуясь своим положением, нарушил давнюю традицию, сохранявшуюся почти полвека, когда президент переназначает (на беспартийной основе) действующего председателя ФРС, если считается, что он или она хорошо выполняют свою работу.

Лауреат Нобелевской премии, американский экономист Джозеф Стиглиц

Наверное, ни один председатель ФРС не выполнял свою работу лучше, чем Джанет Йеллен (причём в крайне трудный момент). Два её непосредственных предшественника серьёзно запятнали репутацию ФРС, проглядев огромные риски, накапливавшиеся в финансовом секторе (и масштабные махинации, которые там проворачивались), а Йеллен удалось восстановить эту репутацию. Её спокойное и сбалансированное руководство способствовало поддержанию широкого консенсуса в Совете управляющих ФРС, члены которого сильно расходились в философских взглядах на экономику.

Йеллен направляла процесс медленного восстановления экономики, причём в период, когда меры бюджетной политики были неоправданно ограничены из-за двуличия республиканцев, кричавших об опасностях дефицита бюджета. Фальшивость приверженности республиканцев принципам бюджетной строгости сейчас стала всем очевидна, поскольку они выступают за масштабное снижение налогов для корпораций и миллиардеров, что приведёт к увеличению дефицита бюджета на $1,5 триллиона в течение десяти лет.

Следует признать, что Трамп выбрал умеренного кандидата, хотя многие в его партии требовали назначить экстремиста. Трамп, никогда не стесняющийся конфликта интересов, обладает поразительной способностью поддерживать такую экономическую политику (например, предлагаемое снижение налогов), которая приносит выгоду лично ему. Он понимает, что экстремист начнёт повышать процентные ставки, а для девелопера, занятого строительством недвижимости, это худший из кошмаров.

Трамп нарушил и ещё одну традицию: он выбрал не экономиста. В ближайшие пять лет, когда будет происходить возвращение Федерального резерва к нормальной монетарной политике, ему придётся столкнуться с огромными трудностями. Повышение процентных ставок может вызвать панику на рынке, поскольку цены на активы подвергнутся значительной «коррекции». Кроме того, многие ожидают серьёзного спада экономики в ближайшие пять лет, поскольку в ином случае мы станем свидетелями невиданного непрерывного роста экономики на протяжении почти 15 лет. Да, арсенал инструментов у ФРС значительно расширился за последнее десятилетие, но низкие процентные ставки и раздутый баланс Федерального резерва (а кроме того, вероятное резкое увеличение госдолга, если Трамп добьётся своего снижения налогов) стали бы серьёзной проблемой даже для подготовленного самым лучшим образом экономиста.

Ещё важнее то, что обе партии (как и весь мир) стремились деполитизировать монетарную политику. Контролируя предложение денег, ФРС обладает огромной экономической властью, а такой властью легко злоупотреблять в политических целях, например, создавая новые рабочие места на краткосрочную перспективу. Проблема в том, что потеря доверия к центральным банкам в мире бумажных денег (в котором центральные банки могут печать столько денег, сколько хотят) подрывает долгосрочные перспективы экономики, что отчасти вызвано страхами перед инфляцией.

Но даже если откровенной политизации не происходит, ФРС всегда сталкивается с проблемой «когнитивного захвата» со стороны Уолл-стрит. Именно это и случилось, когда у руля находились Алан Гринспен и Бен Бернанке. Все мы знаем последствия – величайший за три четверти века кризис, который был смягчён лишь благодаря активному государственному вмешательству.

Тем не менее, каким-то образом администрация Трампа, видимо, забыла всё, что произошло менее десяти лет назад. Как ещё можно объяснить её попытки отменить реформу финансового регулирования 2010 года (закон Додда-Франк), призванную не допустить повторения кризиса? За пределами Уолл-стрит имеется консенсус, что закон Додда-Франка оказался недостаточно решительным. Излишняя склонность к рискам и хищническое поведение до сих пор остаются реальными проблемами, о чём мы получаем регулярные напоминания (например, в виде сообщений о росте объёмов плохих автокредитов). Есть и примеры более коварных злоупотреблений: банкиры в Wells Fargo просто открывали счета от имени своих клиентов, не известив их об этом, с целью собирать с них дополнительные комиссионные платежи.

Конечно, ничто из этого не тревожит Трампа, который, будучи сам бизнесменом, знаком с бесчестными методами ведения бизнеса. К счастью, Пауэлл, видимо, понимает важность хорошо продуманного финансового регулирования.

Однако политизацию ФРС следует рассматривать, прежде всего, как очередную главу в битве Трампа против «административного государства» (как выражается его бывший директор по стратегии Стив Бэннон). А эту битву, в свою очередь, надо рассматривать как часть более широкой войны с наследием Просвещения – с наукой, демократическим правлением и принципом верховенства закона. Сохранение этого наследия предполагает использование экспертизы при необходимости и создание доверия к общественным институтам, важность которого подчёркивает Эдвард Стиглиц из Корнелльской школы права. Сейчас уже имеется множество исследований, подтверждающих идею, что без такого доверия общество развивается намного хуже.

Трамп регулярно, чуть ли не ежедневно, делает что-нибудь для разрыва ткани американского общества, для обострения уже и так глубоких социальных и партийных противоречий. Явная и насущная опасность в том, что страна настолько привыкла к выходкам Трампа, что теперь они начинают выглядеть «нормальными». Семь с лишним десятилетий Америка боролась (да, часто безрезультатно), защищая свои продекларированные ценности, выступая против фанатизма, фашизма и национализма в любых формах. А теперь президентом Америки стал женоненавистник, ксенофоб-расист, чья политика стала воплощением глубокого презрения к защите прав человека.

Можно одобрять или не одобрять налоговые предложения республиканцев, их попытки «реформировать» систему здравоохранения (забывая о десятках миллионах граждан, которые могут потерять свою медицинскую страховку), их стремление к финансовому дерегулированию (игнорируя последствия кризиса 2008 года). Но любые вероятные экономические выгоды их программы (пока ФРС остаётся в видимой безопасности) бледнеют в сравнении с масштабом политических и социальных рисков, создаваемых атакой Трампа на ключевые институты и ценности Америки.
Источник

admin