Варуфакис: ЕС движется к своему развалу

Как пишет в своей статье бывший министр финансов Греции Янис Варуфакис, оба сообщения стали очередным доказательством наличия у истеблишмента Евросоюза потрясающего таланта – никогда не упускать возможности упустить возможность.

Бывший министр финансов Греции Янис Варуфакис

«Совершенно не случайно оба объявления были сделаны на одной и той же неделе. Греческий долговой взрыв в 2010 г. стал отвратительным симптомом ошибок в устройстве еврозоны. Именно поэтому он вызвал эффект домино на всем континенте.
Сохраняющаяся неплатежеспособность Греции является результатом глубоких разногласий внутри франко-немецкой оси по поводу плана перестройки еврозоны. Пока три президента Франции и один и тот же канцлер Германии никак не могли договориться об институциональных изменениях, которые бы сделали еврозону более устойчивой, Грецию просили тихо истекать кровью.

В 2015 г. греки устроили бунт, который истеблишмент Европы безжалостно подавил. Ни Брекзит, ни постепенная делегитимизация ЕС в глазах европейских избирателей не смогли убедить истеблишмент изменить свой курс. Избрание президентом Франции Эммануэля Макрона казалось последней надеждой на достижение нового соглашения между Берлином и Парижем, которое необходимо, чтобы не допустить провоцирования задыхающейся Италией нового – и на этот раз смертельного – эффекта домино.

При Макроне были выдвинуты новые, обнадеживающие идеи: общий бюджет для еврозоны, создание нового безопасного долгового инструмента и появление квазифедеральных возможностей сбора налогов, общий фонд страхования от безработицы, единая система страхования банковских вкладов и общий котел, из которого можно финансировать рекапитализацию падающих банков (то есть создание отсутствующего сейчас фундамента для реального банковского союза).

«Хороший шаг вперед» и «полезная встреча». Так европейские лидеры прокомментировали неформальный саммит в Брюсселе, на котором накануне обсуждали тему миграционного кризиса. Удалось ли о чем-то договориться?

Плюс к этому новый инвестиционный фонд, мобилизующий незадействованные сбережения в Европе, что позволяет избежать дополнительного давления на бюджеты стран еврозоны. И правительство Макрона, похоже, приняло предложение, которое я выдвигал еще в 2015 г., будучи министром финансов Греции: реструктуризации госдолга с помощью индексации ВВП. В этом варианте размер совокупного госдолга Греции (и скорость его выплат) привязывался к размеру и темпам роста номинальных доходов страны.

Прошел год (за это время Италия вышла на путь столкновения с Евросоюзом), и канцлер Германии Ангела Меркель и Макрон завершили свой Мезебергский саммит соглашением о реформе еврозоны. А пару дней спустя Еврогруппа, состоящая из министров финансов стран еврозоны, представила свое «решение» греческого долгового кризиса.

В приличной вселенной эти два сообщения могли бы стать сигналом окончания потерянного десятилетия для Европы и начала эры восстановления, что позволило бы европейцам – всем вместе – встретить лицом к лицу проблемы, которые создает президент США Дональд Трамп и создаст следующий экономический спад. Увы, это не та вселенная, в которой мы обитаем.

Еще перед Мезебергским саммитом Макрон умерил размах своих предложений почти до полной капитуляции. Единую систему страхования банковских вкладов и фонд рекапитализации отодвинули в то маловероятное будущее, в котором банки периферийных стран еврозоны должны будут избавиться от «плохих» кредитов, до того как возникнет настоящий банковский союз. Единая система страхования от безработицы даже не обсуждалась.

И, наконец, последнее (но не по своему значению): идея единого долгового инструмента для поддержания бюджета еврозоны в размере 2-3% агрегированного дохода ее стран-участниц (а это главное условие для появления макроэкономически значимого бюджетного союза) была без всяких церемоний отправлена в корзину.

Естественно, Меркель предложила Макрону лишь то, что позволяло ему представить свое унижение как якобы личный триумф. Перед пребывавшей в экстазе прессой они торжественно объявили о решении создать бюджет еврозоны, но это лишь название, поскольку в реальности речь идет не более чем о кредитной линии от Европейского стабилизационного механизма (ЕСМ, фонда финансовой помощи, который предоставлял кредиты Греции в 2015 г.).

Они также договорились о незначительном фонде «на черный день», который будет финансироваться за счет стран еврозоны и выдуманного налога на финансовые транзакции и цифровую экономику, – подобный «компромисс» не стоил Меркель ничего, поскольку такие страны, как Нидерланды и Ирландия, его, скорее всего, торпедируют.

Что касается рекапитализации банков, то Макрон и Меркель нахваливали схему, финансируемую ЕСМ. Но любые решения ЕСМ подлежат одобрению немецким парламентом, поэтому у бундестага будет право наложить вето на рекапитализацию, скажем, какого-нибудь итальянского банка. И новое правительство Италии вряд ли купится на все это.

Когда банкиры пытаются спрятать «плохие» кредиты на своих балансах, они предоставляют новые кредиты, чтобы дать неплатежеспособным заемщикам возможность притвориться, будто они обслуживают изначальный долг. Когда новый кредит исчерпан, клиенту позволяют заморозить выплаты на несколько лет, при этом проценты продолжают накапливаться. Все это помогает сохранять чистую текущую стоимость их актива (кредита) постоянной и откладывать финальный день расплаты (в этот момент они должны будут признаться перед своим регулятором, что кредит невозможно вернуть).

Начиная с 2010 г. кредиторы Греции упражнялись в этой стратегии «продлевай и притворяйся» так активно, будто они тренировались для выступления на Олимпиаде. Вместо храброго и терапевтического списания долга или же умеренного варианта с ВВП-индексированием Еврогруппа приняла решение (представленное как «конец греческого долгового кризиса»), которое, по сути, является апофеозом это циничной практики.

Говоря технически, центральным элементом нового долгового соглашения является перенос на десять лет срока выплат на общую сумму 96,6 млрд евро ($112,5 млрд), которые должны были начаться в 2023 г. Тем самым греческому государству предложили облегчить выплаты до 2033 г. в обмен на продолжение политики жесткого сокращения госрасходов до бесконечности (целевой уровень первичного профицита равен 3,5% национального дохода до 2022 г. и 2,2% в течение 2023-2060 гг.), невозможные размеры ежегодных выплат долга в период с 2033 по 2060 гг. (примерно 60% налоговых доходов государства) и рост соотношения долга к национальным доходам выше 230% к 2060 г. при условии, что из-за следующей глобальной рецессии установленные в этом плане сверхамбициозные целевые темпы роста экономики станут недостижимыми, а они, конечно, станут.

Любая объективная оценка нового соглашения Еврогруппы по греческому госдолгу приводит к выводу, что это соглашение обрекает Грецию на вечное долговое рабство. А беспристрастный наблюдатель Мезебергского саммита Меркель и Макрона сделает вывод, что еврозона остается такой же макроэкономически неустойчивой, какой она была пять лет назад. Однако истеблишмент Европы, забывая о том, что Националистический интернационал собирается сожрать ЕС, с готовностью преподносит ему закуски».
Источник

admin