Внутри лучшей частной ювелирной коллекции в мире. «Сокровища махараджи» шейха Аль-Тани

Всего за 10 лет кузену катарского эмира удалось создать одну из самых впечатляющих коллекций ювелирных изделий в мире

Шах Джахан, пятый могольский император , всю свою жизнь жил в роскоши — в великолепной, экстравагантной роскоши. В начале XVII века он правил царством, простиравшимся через нынешние Индию и Пакистан, восседая на Павлиньем троне — кресле, украшенном алмазами, рубинами, изумрудами, сапфирами и бриллиантом весом 50 карат в форме груши. Он был отцом более дюжины детей и имел 11 жен. Когда его любимая жена Мумтаз Махал умерла в 1631 году, он приказал построить для нее мавзолей из белого мрамора. На возведение здания , известного как Тадж-Махал, потребовалось 22 года и более 20 000 рабочих.

На протяжении следующих веков сверкающие изделия, принадлежавшие шаху Джахану и другим могольским махараджам, были в числе самых желанных драгоценных камней и бесценных артефактов мира. И ни один охотник за сокровищами не может похвастаться более внушительной коллекцией, чем шах Хамад ибн Абдулла Аль-Тани, катарский принц, в коллекции которого есть место и могольскому оружию XVII века, и украшениям Cartier XXI века. Теперь шейх Аль Тани выставляет более 300 предметов на аукцион Christie’s, который пройдет 19 июня.

«Отличие этого аукциона от многих других продаж индийского искусства, которые мы проводили, заключается в масштабе, качестве предлагаемых работ и разнообразии. Мы выставляем на продажу почти 4000 лотов, и их стоимость составляет от $10 000 до $10 млн, – говорит Рауль Кадакия, глава ювелирного департамента аукционного дома. – Каждый предмет лучший в своем роде. Лучшие рубины. Лучшие бриллианты».

В числе наиболее ценных лотов аукциона «Роскошь махараджей и моголов» стальной кинжал XVII века, изготовленный для шаха Джахана — и когда-то принадлежавший Сэмюэлу Морзе — создателю азбуки Морзе. Кинжал вложен в нефритовые ножны, украшенные завитками исламских надписей и тонкой работы бюстом херувима, появившимся, вероятнее всего, под влиянием торговли между моголами и Европой эпохи Возрождения. «Кинжал – одно из украшений коллекции, – говорит Уильям Робинсон, директор отдела исламского искусства Christie’s. – Он же – один из самых недооцененных экспонатов».Среди лотов есть набор шахматных фигур, украшенных изумрудами и рубинами, розовый бриллиант из Голконды весом в 10,5 карат, найденный в древних копях восточной Индии, и бриллиант Аркот II, камень весом в 17,2 карата, подаренный британской королеве Шарлотте в 1777 году навабом Аркота. Здесь есть и россыпь ослепительных кулонов, брошей, запонок, ожерелий, картин, колец, браслетов, серег, карманных часов, мечей, пороховниц и, конечно же, кальян, украшенный драгоценными камнями.

Ожидается, что выручка от аукциона составит десятки миллионов долларов и, возможно, достигнет девятизначных чисел, став крупнейшей распродажей ювелирных изделий в истории. «Как от украшений Элизабет Тейлор», – говорит о возможной выручке Кадакия. В декабре 2011 года родственники звезды продали ее украшения за рекордные $160 млн. Один из ключевых экспонатов: цепь Cartier из золота и рубинов, на которой подвешен бриллиант Тадж-Махал, подарок на сороковой день рождения от четвертого (и пятого) мужа актрисы, Ричарда Бертона. Ушедший с молотка за $8,9 млн, бриллиант Тадж-Махал считается самым дорогим индийским украшением, когда-либо проданным на аукционе.

Разумеется, многие экспонаты коллекции Аль-Тани могут поспорить с украшениями Тейлор, в том числе еще одно творение Cartier, корсажная брошь с четырьмя крупными бриллиантами — два из них весят более 20 карат — и россыпью более мелких. Брошь была изготовлена для директора De Beers Соломона «Солли» Барнато Джоэля, который пришел в Cartier в 1912 году с лучшими камнями из его шахт в Южной Африке и велел ювелиру сделать из них что-то красивое. Предсказывают, что брошь, которую в 2017 году выставляли в Музее Виктории и Альберта, а годом позже — в Дворцовом музее в Пекине, будет продана за сумму от $10 млн до $15 млн, а это самая высокая предпродажная оценка среди экспонатов Аль-Тани.

Размах коллекции Аль-Тани производит еще большее впечатление, если вспомнить, как быстро шейх ее создал. Он начал коллекционировать всего десять лет назад.

В 2009 году куратор лондонского Музея Виктории и Альберта, Амин Джаффер, пригласил Аль-Тани на организованную им выставку «Махараджа: роскошь царских дворов Индии». Джаффер прислал приглашение почти случайно. Аль-Тани, двоюродный брат эмира Катара, в Индии никогда не бывавший, был очарован богатством и великолепием экспонатов. «Меня, несомненно, больше всего поразило тогда могольское украшение для тюрбана из сапфиров, подаренное адмиралу Чарльзу Уотсону навабом Мир-Джафаром», — рассказал Аль-Тани Forbes Life в 2014 году. Это было изумительное изделие в форме капли из изумрудов и рубинов вокруг сапфира океанской голубизны, да еще и с ясным провенансом. После смерти адмирала в 1757 году его семья хранила украшения, в 1981 году оно было продано музею. Вскоре Аль Тани нанял Джаффера, чтобы тот помог ему отыскать другие выдающиеся произведения.

Аль-Тани потратил миллионы на покупку около 6000 артефактов по всему миру. Плитки из слоновой кости из Месопотамии, фарфор времен династии Мин, итальянское серебро, нефритовая маска майя. «Это энциклопедическая коллекция», – говорит Джаффер.

Некоторые из предметов, принадлежащих Аль-Тани, выставлялись публично, в том числе в Музее искусств Метрополитен в Нью-Йорке пять лет назад. Выставка была относительно небольшой, всего 63 экспоната, но ее куратор Навина Хайдар смогла составить ясное представление о том, что удалось собрать Аль-Тани. «Это одна из лучших частных коллекций в мире», — сказала Хайдар в 2014 году.

Со следующего года Аль-Тани планирует поместить во Дворце Морского министерства постоянно обновляемую экспозицию с предметами из своей коллекции. Зачем же перед этим продавать ее часть? Отчасти это способ привлечь средства для дальнейшего пополнения коллекции. Но есть и другая причина, о которой не говорят публично, но которая очевидна для знатоков. Сейчас, когда в Париже сильны популистские настроения, не самый удачный момент для члена иностранной королевской семьи создавать новый музей в историческом здании и наполнять его предметами роскоши.

«Я думаю, разнообразие коллекции станет откровением для многих людей, – говорит Джаффер. – В последние годы мы демонстрировали некоторые из важнейших исторических произведений искусства. Но помимо индийских украшений, мы выставляли остальные изделия только в Запретном городе в Пекине и во дворце Фонтенбло. Пространство в Париже позволит нам продемонстрировать всю глубину и размах коллекции Аль-Тани».

На следующей неделе посетить эту пещеру Алладина в Нью-Йорке. Перед началом продажи Christie’s выставляет объекты в своей штаб-квартире в Рокфеллеровском центре. А значит, еще есть время найти лампу с джинном, который поможет профинансировать ставку на аукционе.

Перевод Натальи Балабанцевой