Удар Запада по Сирии: эскалация войны

Фото: SANA/EPA-EFE

Москва, 14 апреля — «Вести.Экономика». Обстрел Сирии крылатыми ракетами со стороны США, Британии и Франции показал, что на основе провокаций западные страны готовы применять не только финансово-экономическое давление, но и военную силу, сопровождая данные действия пропагандой и новыми угрозами.

В ночь с 13 на 14 апреля по территории Сирии был нанесен удар из акватории Красного и Средиземного морей, а также с британской авиабазы на Кипре.

По данным Минобороны РФ, в ударе по Сирии были задействованы американские самолеты В-1B, F-15, F-16, британские «Торнадо», а также корабли американских военно-морских сил «Лабун» и «Монтерей» из акватории Красного моря.

Как отмечается, в общей сложности было применено 103 крылатые ракеты, в том числе морского базирования «Томагавк», а также управляемые авиабомбы GBU-38 с самолетов В-1В. F-15 и F-16 применили ракеты «воздух-земля». В Минобороны РФ также заявили о перехвате 71 крылатой ракеты.

По данным Минобороны США, было задействовано 105 крылатых ракет, и «ни одна ракета не была перехвачена».

В данной ситуации многие заявления потребуют дальнейшей проверки. В частности, заявления в ходе пресс-конференции о том, что США якобы выпустили 76 крылатых ракет по нескольким зданиям исследовательского комплекса в Барзе, выглядят сомнительными: если ракеты были действительно такими «новыми» и «умными», как ранее заявлял президент Трамп, для чего было выпущено подобное количество ракет только по одному объекту?

Продолжать «верить на слово джентльменам» могут только люди, привыкшие верить всему, что говорят иностранные чиновники и иностранные СМИ.

Россия достаточно сильна, чтобы обеспечить безопасность российских граждан и не допустить военную агрессию против себя на своей территории, но недостаточно, чтобы предотвратить военную агрессию против других стран.

Советский Союз обладал большим количеством обычного (неядерного) и ядерного оружия, чем Россия. Это не остановило США от попыток экономического и военного давления как на сам СССР в виде гонки вооружений и санкций, так и давления и военных ударов и интервенций против союзных государств. Войны на Корейском полуострове и во Вьетнаме фактически были прямыми военными столкновениями между СССР и США – гораздо более «горячими» (с гибелью военных и инструкторов с обеих сторон), чем текущая ситуация в Сирии.

В данных конфликтах Советский Союз не стал «топить американские авианосцы», наносить удары по американским базам, Лондону, Вашингтону и далее по списку. Тем не менее, как показывает история, вооруженная агрессия заканчивалась только тогда, когда США получали неприемлемый для себя ущерб.

Для того чтобы иметь возможность вкладывать больше денег в развитие вооруженных сил, необходимо больше вкладывать в саму экономику страны.

В текущих условиях, когда в отношении России продолжается финансово-экономическая война, крупнейшие компании объявляются «вне закона» с арестом их иностранного имущества и долгосрочные интересы России все больше расходятся с интересами бизнесменов, которые, зарабатывая на внутреннем рынке страны, выводят получаемые прибыли как в офшоры, так и в виде инвестиций в иностранные компании, создание производств и рабочих мест за пределами страны.

В этой ситуации в дальнейшем в России наиболее вероятно ускорятся процессы национализации ключевых предприятий, а также пересмотр допустимого иностранного влияния на СМИ на территории России. Владение большой долей региональных СМИ в России иностранными корпорациями (в частности, американской Hearst Corporation) при текущем обострении противостояния выглядит по меньшей мере странно.

Стоит также учесть, что заявления «миссия выполнена» в переводе на русский язык – с учетом прежних действий США в отношении Ирака и Ливии – означает «власти страны уничтожены». В этом плане Трамп, как и Пентагон, пока приукрашивает реальное положение вещей.

«Джентльмены из аглицкого клуба» своими предыдущими и вновь применяемыми лицедействами уже давно исчерпали все мыслимые и немыслимые кредиты доверия. Бездоказательная ложь Терезы Мэй об отравлении Россией Скрипалей и их чудесном исцелении, угрозы Трампа, обвинения России в кибератаках и «нападении на выборы», постановки «Белых касок» в Сирии – все это так и остается ложью, но на придуманных обвинениях, помимо санкций, теперь принимаются военные решения.

Представители террористических группировок вместе с оскароносными «Белыми касками», по всей вероятности, устроят еще не одно представление. С учетом импульсивности президента Трампа, а также заявлений премьера Мэй «о недопустимости применения химического оружия на британских улицах и в Сирии», вслед за этими постановками (в которых вполне могут пострадать обычные сирийские граждане) против Сирии, скорее всего, будут применены новые ракетные удары.
Мир стремительно возвращается в свое извечное состояние «права сильного».

Понятие «международного права» на текущем этапе все больше выглядит как стремительно испаряющийся налет мнимой цивилизованности и набор условностей, которые по инерции еще продолжают декларироваться в Организации Объединенных Наций.

Сохраняя надежду на «здравый смысл», происходящее необходимо учитывать. Надежда, как всегда, умирает последней. Но при этом надежда сама по себе не является стратегией, на которой России можно строить отношения с США, Британией и рядом других стран.

Когда в «шахматной партии» по ходу игры меняют ее правила, откровенными провокациями с применением химического и информационного оружия, переворачивая «шахматную доску», чтобы ударить ей противника по голове – надеяться на здравый смысл, конечно, еще можно.

Но неплохо бы и быть готовым применить меры, которые бы способствовали отрезвлению «партнеров». Рано или поздно, это придется делать.
Иначе действия России будут напоминать трагикомедию «Чокнутые» по мотивам одноименного рассказа. Может и не повезти.

– Браво, Родик, браво! Как же это вам удалось?

– Так, рассказываю. Захожу, значит, я в аглицкий клуб. Внимание сюда: там все исключительно в карты играют. Интересуюсь: какая игра? Внимание: оп-па! Оказывается: «Очко». Думаю: «Почему бы мне с ними не поиграть?». Сажусь. Играю. Он мне говорит: «Девятнадцать». Я говорю: «Покажи. Покажи! А, может, там… » И вдруг он мне говорит: «У нас в клубе принято джентльменам верить на слово!». И тут мне как стало везти! Везёт и везёт! Как не прикуплю, двадцать одно! Именно двадцать одно: не девятнадцать, не двадцать, не двадцать два! Везение какое-то!

– Родион Иваныч! Но это же страшно!

– Золотко мое, Машенька. Не волнуйтесь. Не страшно. Все в порядке. Вы за меня не беспокойтесь. Все хорошо.

– Но ведь это нечестно. Ведь это грех!


Источник

admin